Как бороться с работодателем за свои права при увольнении?

Как бороться за свои права при увольнении

Часто работодатели просто вышвыривают людей за ворота, плюя на закон. Почему мы не умеем отстаивать свои права? И как правильно это делать?

Об этом «АиФ» поговорил с Алексеем Этмановым, председателем Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация».

- В Петербурге из авиакомпании «Россия» планируют уволить свыше 220 сотрудников. Происходящее уже называют «второе Пикалёво». Сокращения происходят и на десятках других предприятий, однако власти говорят, что безработица минимальная. Как это понимать?

- По нашим данным, 75% тех, кого уволили, не идут на биржу и не регистрируются как безработные. Отталкивает бюрократия, неверие, что помогут. В итоге люди сами или при помощи знакомых судорожно ищут место, но найти что-то подходящее уже почти невозможно. Ни на одном автомобильном заводе, например, сейчас кадры не нужны. Капиталисты тоже поступают хитро. На «Дженерал моторс» уволено свыше 1100 человек, однако в официальных сводках фигурирует не больше 30. Фокус прост. Большинство получили по 6 окладов и подписали нужный хозяину договор по соглашению сторон. О том, что это обманчивое благополучие, что деньги быстро закончатся, а проблемы останутся, стараются не думать.

- Почему же люди предпочитают «синицу в руках» и не хотят бороться за свои права? Соглашаются на «серые» зарплаты, двойную бухгалтерию?

- Не уверены в собственных силах, боятся отстаивать свою точку зрения. У нас ведь как: не нравится – уходи. Прибавьте к этому повальную правовую неграмотность. Законодательство страны, Трудовой кодекс изучают единицы. Кроме того, нет традиции объединяться, как это происходит за рубежом. За время рынка нам старались вбить в голову, что коллективизм, солидарность – это плохо. Что каждый – за себя. И добились! На международных конференциях ко мне не раз подходили коллеги и спрашивали: «Как произошло, что народ с такой исторической памятью, консолидацией рабочего класса позволил, чтобы его так разобщили?» В итоге сейчас закрываются заводы, сотнями ликвидируются койки в больницах, а в пикеты выходят 10-15 человек.

- Вы говорили, что люди труда сегодня вообще перестают считать себя классом. Некоторые даже стыдятся признаться, что работают в цехе.

- Произошла опасная подмена понятий. В «тучные» годы квалифицированные слесари и токари получали неплохо, могли взять кредит на иномарку, позволить себе ипотеку, отдых на курорте. Многие от такого впали в эйфорию, решили, что они новая буржуазия – кто угодно, только не рабочие. Пусть со мной не согласятся, но я даже рад, что произошёл кризис. Он окунул людей в реальность и помог осознать, что нужно думать о своих интересах.

- Но сегодня создание на предприятии профсоюза – неминуемый конфликт с руководством. На такое отважится не каждый.

- Да, многие наши управленцы расценивают едва ли не как оскорбление необходимость вести диалог с трудовым коллективом. А когда профсоюз всё же появляется, стараются поскорее от него избавиться всеми способами. Даже вопреки закону. На одном из предприятий членам профкома предложили по миллиону рублей каждому, чтобы они самораспустились и ушли. В итоге комитет перестал существовать, а люди дрогнули, испугались.

- Многие надеялись, что крупные западные компании вместе с передовыми технологиями принесут нам и культуру трудовых отношений. Но, судя по забастовкам на «Форде», «GM», этого не произошло.

- Транснациональные корпорации начинали у нас в очень комфортных условиях. В Европе, Америке отношения проф­союзов и работодателей чётко прописаны. У немцев, американцев существует давняя традиция совместного управления предприятием советом директоров и представителями трудового коллектива. У нас такого опыта нет. Более того, к профсоюзу, который в советское время представлял интересы рабочих, чаще всего относились как к кормушке, раздаче «халявы».

В таких условиях представители иностранных брендов почувствовали себя колумбами, которые могут получить отличную прибыль за «стеклянные бусы». И понадобились годы, чтобы доказать: мы претендуем на социальное партнёрство. На том же «Форде» мы прошли через забастовки, суды, но добились повышения зарплаты и улучшения условий труда. В итоге с 7,5 тыс. в 2005 г. зарплата работников сегодня выросла до 45-55 тыс. в месяц. Но главное – был подписан один из лучших в России по эффективности коллективный договор, выстроен равноправный диалог между человеком труда и хозяевами предприятия.

- Этот пример скорее исключение. Сегодня типичной является совсем другая картина: «золотые парашюты», многомиллионные бонусы топ-менеджерам, зарплаты начальников в 5-7 раз выше выплат рядовым сотрудникам.

- Нигде в мире нет такой разницы в оплате. Скажу об автопроме, который мне ближе. На Западе зарплата директора отличается от доходов сборщика в 3-4 раза, но не в 10, как у нас. В трудовом законодательстве Германии даны рекомендации, каким в процентном соотношении должно быть жалованье руководства и низкоквалифицированного персонала. Правда, в развитых странах капитал «с человеческим лицом» не потому, что бизнесмены добрые, а потому, что знают: права трудящихся надёжно защищены различными социальными институтами.

У наших доморощенных бизнесменов логика другая: «Этот токарь, слесарь своё дело сделал, заработал мне прибыль. Доходами надо делиться, но я не хочу. Поэтому не то что не проведу компенсацию в связи с инфляцией, а просто платить не буду». И вот посмотрите, сейчас растут долги, люди не получают положенного по 2-3 месяца. Навести порядок в этом могла бы Госдума, но законопроекты, решающие проблему в пользу рабочих, из года в год благополучно отклоняются.

- Говорят, причина такого разрыва ещё и в том, что у нас низкая производительность, что плохо работаем.

- Ерунда. Русские люди вкалывают ничуть не хуже, а часто лучше американцев или немцев. Другое дело, что немецкий токарь делает норму на машине с электроникой, а русский – на станке 1917 года, такие до сих пор есть на наших заводах. Кто при подобном раскладе выдаст больше продукции? Конечно, немец. Потому что там капиталист вкладывает часть прибыли в развитие, а наш покупает очередную яхту или замок. Недавно мы были на сталеплавильном заводе в Финляндии. Везде кондиционеры, в том числе в кабинах крановщиков. Плавят не углем и доменными печами, как у нас, а электродами, на которые подаётся мощнейший заряд.

- К осени в стране прогнозируется новая волна увольнений. Как людям удержаться на плаву, а если сокращение неминуемо – найти новое место?

- Нужно быть реалистами. Если компания приняла решение сократить персонал, она это сделает. И здесь сотрудникам надо быть мобильнее, гибче. Правда и то, что многие не хотят получать другую профессию, переходить в смежные отрасли, да и вообще что-то менять в жизни. Это неправильно. Не нужно также подписывать кабальные договоры, как должное воспринимать «чёрный» и «серый» нал. Видите такое – несите заявление в прокуратуру. Да, сегодня рабочая демократия у нас почти на нуле. К нам обращаются, когда уже всё свершилось: «Увольняют, помогите». Но надо объединяться и добиваться, чтобы работодатель выполнил обязательства. Пусть продаст свой «Майбах» и сделает всё, что положено по закону.

Источник: aif.ru

EasyFinance.ru – лидер рынка систем управления личными финансами в России, занявший первое место на конференции FinTech 2014. Преимущества сервиса уже оценили 260 000 пользователей. Бонусная ссылка для регистрации.

Ещё статья по теме:

Как застраховаться от потери работы.

Общайтесь с нами в соцсетях:

Facebook

Twitter

ВКонтакте

Одноклассники

Вернуться в раздел: Статьи


Комментарии к записи